ГлавнаяНовостиФорумСсылкиАрхивО насКонтакты

Некоторые особенности интерэкспертизы или,
нужны ли нам варяги?

Немецкая овчарка в нашей стране за последние годы качественно изменилась. Средний уровень вырос очень значительно, появились собаки европейского уровня.

Однако в последние годы наметилась некоторая стагнация. Стали накапливаться характерные для российского поголовья недостатки, с которыми никто и не думает бороться.

Вполне понятно, что породу формируют рядовые заводчики, определяющие, с какими производителями вязать своих сук. Не все заводчики имеют возможность бывать за рубежом на крупнейших выставках, чтобы быть в курсе, как порода развивается в мире. Поэтому большинство исходит из той информации, которую можно почерпнуть у нас в стране. Они видят, какого типа собаки выигрывают в России на самых престижных выставках. Соответственно, российские заводчики стараются получить таких щенков, которые будут на выставках конкурентоспособны. Понятно, что решающую роль в дальнейшем формировании породы играют те судьи, которые сейчас проводят экспертизу на важнейших выставках.

В развитых кинологических странах, разведенцы встречаются, проводят семинары. В судейских коллегиях подробно обсуждают накопившиеся в поголовье страны проблемы, определяют приоритеты экспертизы собак. Если какой-то недостаток в породе стал общераспространённым, то на выставках при экспертизе к этому недостатку начинают относиться очень строго. Например, если для многих собак характерны слабые связки, то с этим недостатком на выставках собак ставят в конец ринга. Заводчики быстро ориентируются и производителей с плохими связками перестают использовать. Через 2-3 года проблема связок перестаёт быть уже такой актуальной. Начинается более активная борьба с другим недостатком. Одновременное развитие породы во всех направлениях практически невозможно. Слишком много факторов приходится учитывать.

Таким образом, сначала определяется направление развития породы, затем принимаются меры, подталкивающие заводчиков совершенствовать породу именно в этом направлении. Причём, существуют и общие для всех стран недостатки в анатомии немецкой овчарки (например, длина крупа), и характерные для этой конкретной страны (а у нас – даже и для региона).

В последние годы в России стало принято на все крупные специализированные выставки немецких овчарок приглашать зарубежных специалистов. И, наоборот, импортное судейство гарантирует большое количество участников. Более того, в этом году можно отметить в московском регионе только две специализированные выставки с отечественной экспертизой, собравшие около 100 участников – «Чемпионат Москвы» (С.Куретов, 30.04.2004) и «Кубок России» (В.Гаврилин, 18-19.09.2004).

Поскольку большинство самых представительных выставок судят иностранцы, мы сами себя поставили в зависимость от квалифицированности и добросовестности этих судей. Правильно ли это?

Квалифицированность экспертов SV

Возможно, многим покажется диким утверждение, что звание судьи SV отнюдь не гарантирует грамотности эксперта. Однако это – действительно так. Наиболее наглядный пример – Петер Месслер. Трудно понять, почему ныне покойный президент SV Герман Мартин предложил кандидатуру Месслера в качестве своего преемника, когда заболел. Возможно, Месслер был настолько явным ничтожеством, что Мартин рассчитывал управлять SV, уйдя в тень. Но в 1996 г. Герман Мартин скончался, и Петер Месслер вдруг реально стал президентом SV, не имея к этому никаких способностей. Наблюдая как он судит Чемпионаты мира (один раз даже забыл кличку собаки, которой сам дал оценку «отборное отлично»), я спрашивал знакомых немцев, Месслер – дурак или жулик? Все отвечали, что он – честный дурак. Посредственность неожиданно для себя сделалась большим начальником. Что он наворотил с породой в Германии – тема отдельной статьи. Но он приехал к нам в 2002 году судить выставку в «Кубок РСВНО» (1-2.06.2002, см. подробно статью «Выставка в Яхроме»). А ведь на него записалось рекордное количество участников выставки. Спрашивается, что, в России нет своих дураков, пусть и честных? Самое смешное, что, уверен, многие собаководы, «не понявшие» судейство Месслера в первый раз, теми же дружными рядами придут под него и ещё раз. И опять будут весьма озадачены.

К счастью, в отличие от бывшего президента SV, большинство немецких экспертов собак видят. Но при экспертизе они руководствуются не только объективными качествами экспонентов и бескорыстным служением породе. Они тоже люди.

Эксперты как отдыхающие

Организаторы выставки, приглашая эксперта, оплачивают ему расходы на дорогу, обеспечивают гостиницей, водят в ресторан, развлекают. Зная русское гостеприимство и любовь немцев к халяве, легко понять, что в Россию судьи приезжают с большим удовольствием. При этом развлечения стоят на первом месте, а работа на выставке – на последнем. Очень много экспертов судит откровенно спустя рукава – коротенькое описание (для всех почти одинаковое), весьма приблизительная расстановка, которая уже потом практически в ринге не меняется. Тяп-ляп – и быстрей на банкет. Если не все ринги, то последние, когда и от выставки устали, и кушать захотелось.

Примерно это произошло на выставке «Московские встречи» (15-16.95.2004). Райнхард Меер (к которому я отношусь с большим уважением), очень пристойно отсудив почти все ринги, к рабочему классу кобелей сильно утомился и по собственному признанию наделал ошибки. Правда, он на прощание выступил с трогательной покаянной речью и искренне извинился, но участникам-то от этого не легче. Представить, что вот так расслабиться во время экспертизы судья мог бы на выставке в Германии невозможно. В России же можно особо не стараться. Но не все судейские ошибки случайны.

Эксперты как участники кинологического бизнеса

Считается, что на непредвзятость отечественного судьи рассчитывать нельзя, поскольку со многими участниками выставки у него есть какие-то свои личные отношения, положительные или отрицательные, которые он переносит и на собак. Импортный судья якобы должен судить объективно.

На самом деле иностранный эксперт тоже сваливается не с неба. Почти у каждого есть свой питомник. Тот же Эрих Оршлер, например, никогда не забывает «поощрить» собак с приставкой ф. Бату. Многие судьи или сами продали собак в Россию, или это сделали их друзья, или кто-то приезжал на вязку к их кобелям и т.д. Когда в 2001 году у Клиффа ф. Магистрале, находившегося в великолепной форме, выиграл Аполл ф.д. Фрайен Ерде (кто его сейчас помнит, где сейчас выставляются его потомки?), который вполне мог быть и третьим, и пятым, и десятым, все оказалось банально просто: судьи выполнили просьбу «не обидеть» своего соотечественника, который этого кобеля в Россию и продал.

В этом году в Смоленске (7-8.08.2004) эксперт Андриас Рудольф не столько смотрел в ринг, сколько в каталог. Оценки собакам он давал исходя не из экстерьера, а из происхождения. Собака из Германии – вперед, от немецкого производителя – вперед. Он это совершенно открыто говорил сам. Волнистая шерсть – не беда, у папы тоже такая же была. Мягкие уши тоже потом должны окрепнуть, типа нет – не страшно, у папы все дети такие, а он чуть ли не лучший производитель Германии. Понятно, что классные российские собаки – понятие для этого судьи абсолютно невозможное. Удел немецких овчарок российского разведения – быть фоном, на котором собаки с немецкими родословными могут показать себя в полном совершенстве.

Также зарубежные судьи не прочь порадеть организаторам, точнее собакам их друзей. Почему бы не сделать людям приятное? Многие организаторы вполне сознательно приглашают абсолютно беспринципных судей, с которыми легко «договориться».

Кстати, в Германии даже огромные выставки (тот же Чемпионат мира) судят далеко не кристально честные люди. Наиболее яркий пример – рабочий класс сук в 1999 г. Хельмут Бусс дал аж 19 оценок «отборное отлично». Надо сказать, что обычное число «отборниц» - от 5 до 10 собак, а в том году их по-хорошему должно было быть не более 8. Но Бусс определил иначе. Это было его последнее судейство на Чемпионате мира и, видимо, он решил напоследок урвать двойной куш. Трудно сказать, в каком виде его отблагодарили заинтересованные лица, но наверняка в накладе он не остался.

Тем не менее, Бусса пригласили в 2003 году судить выставку в России. У нас что, и своих жуликов не хватает?

Когда собаке незаслуженно завышают (своим) или занижают (чужим) место, немцы это называют «политикой». А я называю это жульничеством.

Но иногда даже не только личная нечистоплотность иностранного эксперта становится причиной неадекватного судейства.

Эксперты как вредители

Разведение немецких овчарок – международный бизнес. Германия является родиной породы и стремится удержать своё главенствующее положение. Немцы объективно заинтересованы, чтобы немецких овчарок закупали только в Германии. Поэтому на Чемпионатах мира с каждым годом к участникам предъявляются всё новые и новые требования, которые очень тяжело выполнить иностранцам (немецкий кёрунг, немецкая проверка на дисплазию, тест ДНК и т.д.). Натиск французских, итальянских, голландских, датских конкурентов такой сильный, что, несмотря на все ограничения и необъективное судейство, они прорываются в головки рингов. Плюс ещё кризис в SV. Разумеется, немцам совершенно не хочется, чтобы в конкуренцию реально ввязалась ещё и Россия.

Когда первые эксперты из Германии судили выставки в нашей стране, их экспертиза была абсолютно понятна. Были, конечно, и явная благосклонность к некоторым собакам, но в целом ринги расставлялись абсолютно предсказуемо. За первые места боролись под разными судьями одни и те же собаки.

Затем, когда качество российского поголовья немецкой овчарки резко выросло, всё резко переменилось. Судьи SV стали «чудить», их решения стали совершенно «непонятными». На разных выставках под разными экспертами одни и те же собаки расставлялись абсолютно по-разному. Некоторые «отличники» вдруг получали оценку «очень хорошо», а то и «хорошо». Чемпион одной выставки на другой выставке еле-еле получал положительную оценку.

Давайте проанализируем, например, результаты рабочего класса кобелей на трех выставках, где судили судьи SV, два немца и швейцарец – «Московские встречи» (15- 16.05.2004, Райнхард Меер), Смоленск (7-8.08.2004, Андриас Рудольф), ФРК «Квандо» (11-12.09.2004, Петер Одермат).

Макс ф. Хаусвальдер Бах с 18 места под Меером скакнул сразу на 1-е под Одерматом (6-е в под Рудольфом). Может быть, Меер его не разглядел? Но также «обиженный» Меером Инго ф. Цельвальдранд (22 место), в Смоленске уже выиграл у Макса (5 место), а на «Квандо» проиграл ему с разгромным перевесом в 14 мест (15 место). Ланселот Гержен Прайд выиграл у Инго 2 места под Меером и 1 место под Одерматом, зато под Рудольфом проиграл сразу 12. Из пяти собак, выставлявшихся на всех трёх выставках в этом классе нет собаки, которую три эксперта признали бы самой лучшей из них или самой худшей.

Но самое страшное даже не размытость критериев судейства. Достаточно часто можно наблюдать, как зарубежные эксперты «задвигают» по-настоящему интересных для разведения собак, могущих дать новый толчок развитию породы. Так это сделал уже упоминаемый мной Хельмут Бусс на «Гран-При» в Санкт-Петербурге в 2003 году. Так это сделали Рудольф и Одермат. А другие последние выставки? Уже можно констатировать, что нормальное судейство зарубежных экспертов в России стало редким исключением. Судьи SV разучились судить?

«Непонятность» импортного судейства стала уже привычной. Подозрения, что это не случайность, переросли в уверенность. В самом деле, какой тип немецкой овчарки нам внушают предпочесть? Совсем не тот, который считается желательным в мире. Если слишком высокий рост согласно стандарту является недостатком, то на наших выставках в головку ринга ставятся не просто высокие собаки, а исключительно переростки. «Двигают» вперёд собак без холок, с прямыми плечами, без выражения, словно хотят закрепить как раз эти недостатки, которые и так характерны для российского поголовья. Основное внимание – выставочной подготовке собак. Но от того, что отец бегает 10 км каждый день, а выставляет его самый искусный хендлер, щенки не будут анатомически совершеннее.

Я не готов утверждать, что существует какая-то директива руководства SV судить в России так, чтобы совсем запутать аборигенов. Возможно, есть какие-то частные договоренности. Может быть, это – личные инициативы. Но то, что проблема судейства иностранцами в нашей стране реально существует, сейчас уже никто не может отрицать.

В России, как известно, две национальные монопородные организации любителей немецкой овчарки – РКНО и РСВНО. Если позиция руководства РКНО по направлениям дальнейшего развития породы определена и общедоступна для изучения (смотри, например, наш сайт), то позиция РСВНО совершенно неизвестна.

Как оценивается современное поголовье немецкой овчарки в России? Каков план дальнейшего формирования породы в России? Какую овчарку нам нужно разводить (имеется в виду не только анатомия, но и характер)? Надо ли слепо следовать решением SV (вводить тест ДНК, считать цухтверт, ограничивать количество вязок в питомнике, ограничивать возраст экспертов и пр.)?

Никто из членов гигантского Президиума РСВНО не опубликовал хотя бы своего личного мнения по этим вопросам, не говоря уж о согласованном мнении всего Президиума. Нет и позиции по экспертизе породы.

Заключение

Надо признать очевидные вещи. Зарубежные коллеги объективно не заинтересованы в развитии нашего собаководства. Экономически никому невыгодно, чтобы Россия начала экспортировать немецких овчарок. Иностранные судьи не имеет стимулов проводить экспертизу в России адекватно.

Стоит ли вообще приглашать судить иностранцев?

На мой взгляд, приглашать зарубежных экспертов обязательно надо. Но не всех подряд, а действительно высококвалифицированных и честных специалистов. Получение новой информации и знание мнения со стороны необходимо. Но ни в коем случае нельзя относиться к этим мнениям как к решению последней инстанции.

Развитие немецкой овчарки в мире не идёт по прямой линии. Сейчас, например, в Германии очень заметен застой и даже регресс породы. И если сравнивать ринги Чемпионатов мира и группы потомков 96-97 года и нынешние, то сравнение в не пользу последних. Мы всегда выступали в роли догоняющих и учеников. Но нам вовсе не обязательно повторять ошибки признанных лидеров в разведении породы.

Необходимо, чтобы на крупнейших специализированных выставках немецких овчарок в России судили наши отечественные специалисты. Лучшие наши эксперты по своей квалификации ничем не уступают немцам. Они знают российское поголовье, знают его проблемы, знают крови. Что касается «необъективности» судейства, то как раз отечественных-то экспертов можно держать в рамках.

Нужно провести дискуссии на насущные темы и принять решения. К какому типу немецкой овчарки надо двигаться? Какой рост считать оптимальным? Насколько важно немецкой овчарке иметь высокую холку? И т.д.

Наконец, должны существовать внятные установки экспертизы немецкой овчарки в России на настоящий момент. Не в системе РКНО, РСВНО, а именно в России.

Валерий Гаврилин 2005г.

 
 
liveinternet.ru: показано число просмотров за 24 часа, посетителей за 24 часа и за сегодня Яндекс цитирования Rambler's Top100 Находится в каталоге Апорт