ГлавнаяНовостиФорумСсылкиАрхивО насКонтакты

Полемика продолжается или Ответ мизантропу

Я уже и не рассчитывал, что журнал “Друг” опубликует мою статью “Немецкая овчарка глазами овчариста или Куда мы идём?” И вот в номере 8-9 (2003 г.) сподобились всё-таки, и даже почти без купюр. Прочитав заметку “От редакции” и ответ Е.Цигельницкого, я понял причину задержки на полгода моей публикации. Евгений Цигельницкий всё это время искал аргументы против мой позиции (“Записки мизантропа”). Получилось у него не очень здорово, не полемика даже, а попытка уязвить и даже оскорбить. Читатели “Друга” сами могут разобраться кто прав, кто нет, но мне бы хотелось не оставлять “мизантропа” без ответа. На мой взгляд, он вышел из рамок приличий. А посему продолжим полемику, теперь во всемирной паутине. Думаю, она многим покажется интересной, возможно, забавной.

От редакции: “…Несмотря на то, что в статье содержатся чудовищные, с точки зрения современной биологии, высказывания, непростительные для человека, претендующего на научный анализ состояния породы (но простительные для рядового фаната), мы, следуя политике журнала, решили её опубликовать…”.

“Редакции” следовало бы знать, что не одна она обладает биологическим образованием. Если б “редакция” пролистала подшивку “Друга” за начало 90 гг., когда ещё не была “редакцией” и даже ещё не красовалась на телевидении, то обнаружила бы, что В.Гаврилин тогда уже в “Друге” публиковался, и не один раз. Затем некоторые статьи перепечатывались в рубрике “лучшие материалы журнала”. По статьям вполне можно было бы вычислить и образование. А образование у меня высшее, биофак МГУ им. Ломоносова, кафедра “Физиологии ВНД”. И как биолог, я со всей ответственностью заявляю, что никаких “чудовищных, с точки зрения современной биологии, высказываний” в моей статье не было, это ложь.

Но перейдём непосредственно к “Запискам мизантропа”.

“Статья о породе, непонимания которой автор не скрывает” - вообще очень сильный образ. Вывод интересный, но спорный.

Спорить-то не о чем. Цигельницкий не знает простейших вещей, понятных любому овчаристу, сморозил чушь об “экстремальном типе” немецкой овчарке (это что, персидская кошка?). С апломбом пересказывать несколько прочитанных книг и знать породу - вещи абсолютно разные. Если он сам не может оценить меру своей некомпетентности, поможем ему в этом.

И все же я постараюсь полностью удовлетворить претензии уважаемого господина президента, в связи с чем буду отвечать на поставленные им вопросы поэтапно, а в некоторых случаях – комплексно.

Господин Цигельницкий ошибается, я вовсе не ставлю перед ним вопросы. Если у меня и есть вопросительные предложения, я тут же сам отвечаю на свои вопросы. И уж если б я и спрашивал кого-нибудь, то специалиста, чьё мнение было бы действительно интересно. Ну а причём тут Цигельницкий?

Итак, как выяснилось, моего оппонента прежде всего волнует мода и популярность, то есть понятия, изначально чуждые кинологии вообще. Очевидно, он не до конца понял, что имелось в виду под понятием “бренда”, феномену которого, применительно к кинологии, посвящено немало дорогостоящей журнальной площади.

Вашего оппонента волнует разведение немецкой овчарки, и популярность породы имеет к этому непосредственное отношение. Как только популярность породы падает, резко уменьшается спрос на щенков. Как только щенков становится невозможно сбыть, вязки прекращаются. Без вязок разведения нет. Численность популяции породы падает. Количество линий уменьшается, редкие вязки носят случайный характер, порода вырождается. Это же всё элементарно.

Что касается разглагольствований на тему “бренда”, то если кто-то испачкал бумагу чернилами, это вовсе не означает, что написанное им достойно изучения. Даже, если он получил за это гонорар.

…А уж коли речь заходит о породах, “самых распространенных в мире”, то мне не вполне понятно, какой статистикой располагает господин президент. Самые популярные в мире преимущественно мелкие и средние породы, в основном как раз не служебные, а так называемые “собаки-компаньоны”.

Если бы господин публицист потрудился бы изучить отчеты кинологических организаций разных стран, кстати, опубликованные в российской прессе, о количестве полученных щенков за год, то обнаружил бы, что везде немецкая овчарка находится в лидирующей группе. Где-то она уступает таксам, где-то лабрадорам, где-то местным породам, но в целом она – абсолютный лидер.

И ещё одно, небесспорное утверждение: “немецкая овчарка – одна из немногих пород собак, чья красота заключается в гармонии”. Позвольте, а как же остальные породы? Обидно, да? Особенно тем, кто держит у себя дома не немецкую овчарку…

Можно, конечно, считать собственного бладхаунда одновременно Аполлоном, Сократом и Гераклом собачьего мира. Это только говорит о вкусе его владельца (или отсутствии такового). Короткий круп, длинная поясница, провисшая спина, коровий постав, размет, сырые брыли, семенящая рысь. Вотуж верх гармонии! Но мы, овчаристы, в отличие от разного рода “публицистов”, свое мнение о других породах держим при себе.

Не хотелось бы апеллировать к закону гомологических рядов Вавилова и забираться в дебри биологической науки – “некинологическое” это дело (и уж тем более – не президентское), но овчарка почему-то имеет удивительно мало общего с силуэтом величайшего среди диких собратьев хищника – волка.

Я уже и раньше заметил у господина Цигельницкого пробелы в знаниях или неумение ими пользоваться. Если уж и сравнивать немецкую овчарку, то ее надо сравнивать с рысистыми лошадьми. И тут мы обнаружим, что рысаки имеют от других лошадей те же отличия, что и немецкие овчарки от других пород: растянутый формат, длинное плечо и лопатка, длинная грудная клетка.

Самое забавное, что 20 лет назад силуэт овчарки был кардинально иным, имевшим гораздо большее сходство с волком. В этой связи неочевидным является тезис об “изменении строения скелета, построения такой анатомии, которая бы обеспечивала бы самую эффективную рысь (пропорции и длины костей)”. Что такое “рысь длины костей” для меня остаётся загадкой и по сей день.

Господин публицист немного не точен в цифрах. Не 20, а 100 лет назад, во времена Хоранда ф. Графрат немецкие овчарки действительно были больше похожи на дворняжек или на волков. Уже в 50 гг. появились немецкие овчарки с выпуклой линией верха, взять того же Бэра ф.д. вайзен Форте (VА6 – 1958) или Анни ф.д. Марморшлайферай (VА2 – 1959). В 60 гг. тенденция упрочения линия верха продолжилась. А уже в 70 гг. практически все отборники близки к современному типу, а такие как Канто ф.д. Винерау (VА1 – 1978), Вакер ф.д. Айриндсбург (VА3 – 1973), Инго ф. Оверхаген (VА9 – 1973), Лассо ди Валь Соле (VA – 1975), Эрос ф.д. Мальвенбург (VА – 1977), Экс ф. Шлюмборн (VА12 – 1979) выглядели бы “своими” на современных выставках. Что касается 20-летней давности (это 1983 г.), то все 11 отборников того года (Динго ф. Хаус Геро, Телль ф. Гроссен Занд, Натан ф. Пельцтирфарм, Заско ф. Мёнхберг, Эльх ф. Тринцбахталь, Эльх ф. Штайнталь, Бенни ф. Хайделох, Уран ф. Вильштайгер Ланд, Фальк ф. Михельштадтер Ратхаус, Кварц ф. Хольткампер Зее, Натц ф. Хасенборн) имеют современную линию верха. Где господин Цигельницкий видел похожих на дворняжек и волков немецких овчарок 20 лет назад? Наверное, у “знакомых дрессировщиков”.

Разгадать загадку соотношения эффективной рыси и длины костей господин публицист может, прочитав, например, 33 главу книги У. Стрикленд и Дж. Мозеса “Немецкая овчарка сегодня”, которая издавалась несколько раз и выходила многотысячными тиражами. Там всё разжёвано для самых непонятливых.

Также, наверное, лучше оставим за скобками самое интересное – рассуждения о необходимости изменения соотношения “быстрых и медленных” мышц в живой особи методом селекции (мне, грешным делом, всегда казалось, что соотношение мышечной ткани разных типов для каждого биологического вида – анатомическая константа. Наверное, издержки медицинского образования…)

Тут скорее издержки не образования, а пробелов в нем. Во ВНИИФКе в 80х гг. проводились исследования содержания “быстрых” и “медленных” мышц у спортсменов разных видов спорта. С их результатами уважаемый публицист может при желании ознакомиться.

Высказывание досточтимого президента о том, что “неспециалисту по этой породе лучше не соваться судить немецких овчарок, личными оскорблениями можно не отделаться” видимо, направлено на то, чтобы все прочие прониклись, и, вытянувшись во фрунт, выпучив глаза и изобразив на лицах выражения дозволенного усердия повторяли: “Слушаюсь, Ваше Высокопреосвещенство!” Или Преподобие? Неважно, все одно – увы мне, неделя без сладкого и три дня смертной казни…

Не смешно. Проблема неквалифицированного судейства в немецких овчарках стоит очень остро. Порода сложная, ринги огромные. Проводится слишком много многопородных выставок, на которых судят специалисты “по всем породам”. В немецких овчарках они разбираются примерно так же, как Цигельницкий. Выбирают не тех победителей, награждают их титулами, тем самым дезориентируют неопытных заводчиков. Овчаристы, занимающиеся породой профессионально, имеют собственное мнение о том, как надо судить ринг. И если эксперт покажет свою явную некомпетентность, скандалы неизбежны.

В начале 90 гг. польский эксперт Анджей Побудковский, специалист по борзым, долго упирался, когда его упрашивали судить немецких овчарок. Наконец он согласился. Но уже идя на ринг, он мне сказал: “Судить овчарок – как тигра е…: и смешно, и страшно”.

Не надо нам, чтобы овчарок судили дилетанты, а статьи о них писали публицисты, осилившие прочесть о породе три книжки и два сборника ДОСААФ 70х гг.

И если господин Гаврилин нашёл в моей статье намёк на “скудоумие почитателей породы”, то это лишь иллюстрирует замечательное высказывание классика: “видимых фактов было мало, но следствия бесчисленны” (М.Е. Салтыков-Щедрин).

Мне придётся ответить другой цитатой, из самого Цигельницкого: “Удивительное дело – имея совершенно аналогичные по рабочим качествам собственные породы (голландская овчарка, бельгийские овчарки, дюжина пород французских овчарок, практически идентичные “немцу” овчарки Богемии и т.д.), страны всей Европы стали обзаводиться немецкими овчарками, используя их преимущественно в армии и правоохранительных органах. Что это? Признание гениальности фон Штефаница? Преклонение перед немецкой педантичностью и основательностью, вызванное инерцией мышления после блестящего дебюта другого “немца” - добермана? А может, просто лень и невнимание к собственным “деревенским” собакам, привычным и буквально “валяющимися под ногами”?

Нужны ещё комментарии?

Собственно, на этом дискуссию с господином Цигельницким можно и завершить. Он считает, что гегемонии немецкой овчарки пришел конец. Что ж, каждый имеет право на собственное мнение, пусть и неправильное. Но чтобы вести дискуссию, нужно изучить предмет дискуссии. Засим подождем, пока публицист найдёт время прочитать хотя бы ту литературу, которую я указал. При желании я могу этот список увеличить. В конце концов, будет что-то непонятно, можно спросить, объясню.

Валерий Гаврилин 2003г.

 
 
liveinternet.ru: показано число просмотров за 24 часа, посетителей за 24 часа и за сегодня Яндекс цитирования Rambler's Top100 Находится в каталоге Апорт